1

История празднования Нового года в Калуге

Давайте вспомним, как мы праздновали любимый праздник. Я лично предамся воспоминаниям восьмидесятых годов прошлого столетия.
В одиннадцать вечера семья садится за домашний стол провожать год уходящий. Если празднуем не дома, то всем семейством идем к друзьям и родственникам. Елка светится, телевизор вещает, огромный стол ломится: оливье, селедка под шубой, «Мимоза», соленья, грибочки, сырокопченая колбаса, специально припрятанная для данного случая («Не трогай! Это на Новый год»), ветчина, буженина, холодец. «Курица на бутылке» или утка с яблоками, кто, что достал. И конечно непременный атрибут, витающий в атмосфере — запах мандаринов. Гирлянды, развешанные по всей квартире и настоящая двадцати градусная зима за окном со снегом.

Час проходит и в последние минуты старого года
на экране глава страны. На моей советской памяти их было четыре – Брежнев,
Андропов, Черненко, Горбачёв.
Впервые 31 декабря 1970 года, в последние минуты уходящего года с телеэкранов к
жителям страны с поздравлениями обращается первое лицо страны. В тот год Леонид
Ильич Брежнев рассказал о достижениях СССР за 1970 год. Народ за столом
наливает шампанское и ждет курантов. Все пишут на маленьком клочке бумаги
желание. Поджигают, а пепел бросают в бокал с шампанским и залпом выпивают.
Нужно успеть проделать этот «фокус» пока «часы двенадцать бьют». С тех пор обращение
главы страны с экранов непреложная традиция, лишь 31 декабря 1991 года с
экранов ТВ обратился не президент, а сатирик Михаил Задорнов. Борис Ельцин
«выходил» в эфир днем раньше.  

После курантов,
начинается Новогодний эстрадный огонек, с неизменными артистами – Пугачева,
Кобзон, Петросян, Шифрин, Толкунова, Лещенко. Дети убегают играть, взрослым
тоже немного надоело сидеть за столом и надо пойти погулять, хотя бы в пределах
двора. Санки, бенгальские огни, хлопушки, горки. Огонек по «ящику» продолжается,
взрослые возвращаются за стол, молодежь терпеливо ждет трех часов ночи. Ведь
после бальных танцев, была такая программа «Танцы, танцы, танцы», для самых
упертых начинается программа «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». В пять утра
— все, теперь спать.

А теперь после
вступления попытаемся соединить воспоминания, архивные публикации в единое. Как
же в Калуге проходило празднование Нового года. Конечно, праздник не мог сильно
отличаться от гуляний в других городах нашей страны. И начнем, как я люблю, из
глубин летоисчисления.

Если копаться в
глубину, то в дохристианскую эпоху славяне праздновали новый год – 25 марта.
Природа оживала, солнце грело жарче, ночь короче, весне дорогу. 

Думаю, всем известно,
что Новый год не всегда наступал 1 января, как и сейчас в некоторых странах. То
есть празднование наступающего года не всегда – первое января. Если верить
разным документам, то первые празднования наступления нового года приходились
на первое сентября 1340 года. С конца четырнадцатого века уже – первое марта. В
1700 году праздник пришелся на привычную дату – 1 января. В книге 1878 года
«Летопись калужская» событие обозначили так: «В том же 1700 начали праздновать
новый год, или начинать годы с 1 числа января месяца. При том принято
летоисчисление от Рождества Христова вместо употреблявшегося до сего времени от
сотворения мира».

А вот указ Петра I, вернее выдержка документа о праздновании Нового года:
«Да генваря ж в 1 день, в знак веселия; друг друга поздравляя новым годом и
столетним веком, учинить сие: когда на большой Красной площади огненные потехи
зажгут и стрельба будет, потом по знатным дворам, боярам, и окольничим, и
думным и ближним, и знатным людям, полатного, воинского и купецкого чина
знаменитым людям, каждому на своем дворе, из небольших пушечек, буде у кого
есть, и из нескольких мушкетов, или иного мелкого ружья, учинить трижды
стрельбу и выпустить несколько ракетов, сколько у кого случится, и по улицам
большим, где пространство есть, генваря с 1 по 7 число, по ночам огни зажигать
из дров, или хворосту, или соломы, а где мелкие дворы, собрався пять или шесть
дворов, такой огонь класть, или, кто похочет, на столбиках поставить по одной,
по две, или по три смоляные и худые бочки, и наполня соломою или хворостом,
зажигать, перед бурмистрскою ратушею стрельбе и таким огням и украшению, по их
рассмотрению быть же». Думаю, все смотрели фильм «Сказ про то, как царь Петр
арапа женил», там в конце фильма показаны и фейерверки, и гуляния.

В декабре 1781 года в
Калуге был страшный мороз, горожане через одного падали от чоха, кашля,
насморка. В январе уже не было ни одного двора без больных, так что праздник
был омрачен, если вообще состоялся.

В то время в Калуге
уже существовал театр, но давайте обозначим места для новогодних гуляний в
следующем XIX
веке:

  1. Городской
    театр.
  2. Городской
    сад (Парк культуры и отдыха)
  3. Дворянское
    собрание
  4. Старый
    торг
  5. Загородный
    сад (Парк Циолковского)

А так же, ресторация «Кулон» на современной Ленина, ресторан «Кукушка» в городском парке, катки на современной площади Победы (тогда Дровяной), катки на улицах Садовая и Нижней Садовой (Кирова и Гагарина, соответственно).

Каток на Садовой

Традиция перед праздниками обежать магазины с целью купить подарки и вкусную снедь для стола идет давно. Например, во второй половине XIX века магазин купца Капырина на Дворянской (Суворова) близ улицы Тележной (Воронина) предлагал к столу: копченые и фаршированные колбасы, вестфальскую ветчину, сыры, зельцы, сальме итальянская и другие деликатесы. Стоит вспомнить и универмаг Ракова в начале прошлого века, что на углу Садовой (Кирова) и Московской (Ленина), в который не только ходили с целью отовариться, но и на чудо дивное поглазеть. Посреди большого торгового зала стоял большой аквариум в котором плавали золотые рыбки. Но это уже начало XX века.

Дом Ракова

В городском театре, который уже в XIX веке располагался на территории современного сквера Мира или площади Мира, кому, как угодно шли спектакли, а первого января «Бал-маскарад». Например, 31 декабря 1905 года там проходил бал-маскарад, как указано в афише – грандиозный с призами. Дамам – брошь, мужчинам – серебряные часы. Вход в масках. Окончание мероприятий в три часа ночи. На следующий день, 1 января – по традиции спектакль и обычный маскарад, без призов то бишь.

1875 год. Театр на Сенной

В Дворянском собрании
(Карла Маркса, 1) так же проходили балы-маскарады. Вся калужская элита там
собиралась, между прочим вход был целых пять рублей. Огромные деньги во второй
половине 19 века!

Ресторан «Кулон» на
Никитской (Ленина) угощал нашу знать по полной программе: почки «Брошед»,
дежурт-уха из налимов, куропатки на канапе, лангет пикали, поросенок с гречкой.
Конечно икра, треска и «Оливье». Шампань «Лафит» и так далее. Плюс концертная
программа: романсы и танцы под цыган. Такой веселый ужин мог обойтись на целый
рубль серебром.

Конечно же, народные гуляния в городском парке под звуки оркестра. «Танцплощадка под патефон, который плохо слышно» (цитата очевидца тех лет). Рядом на Старом торге – новогодняя ель.

Начало прошлого века. Дворянское собрание

Безусловно были елки
для детворы, со всевозможными играми-забавами. К ним еще вернемся, правда в уже
довоенное, советское время, а пока…  

Статья от 6 января
1917 года в газете «Голос Калуги»:
«Пользуясь праздничным досугом, я бродил по городу, заглядывая в те уголки, где
ожидал встретить развлекающуюся публику. Всякий развлекается по-своему: кто
видит удовольствие в книге, журнале и газете, кто ищет уличных приключений, кто
жаждет сильных ощущений, кто идёт в библиотеку, кто в театр, кого тянет
кинематографическая драма с надрывом, кто тешит себя маскарадом с Никитской
улицы, а кто просто шатается, сливаясь с серой безличной уличной толпой.

Результат моего
обозрения не утешительный. В музеях я видел пустыню. Хоть шаром покати.

В библиотеках полное
безлюдье. Вся развлекающаяся публика распределилась между Никитской улицей с
одной стороны и театрально-кинематографическими зрелищами- с другой. Театр с
его празднично-заезжим репертуаром, с фарсами и маскарадами увеселяют гогочущую
толпу, падкую на грязцу и сальность. Кинематографы бьют на трескучий эффект,
играя на психологии толпы.

Маскарады
превратились в сборище горничных, кухарок, уличных девиц с раскрашенными
физиономиями и фланеров, ищущих не развлечения, а удовлетворения животной
страсти.

Ничего духовного,
идейного, ничего, чтобы говорило уму и сердцу. Ни лекций, ни музыкальных
вечеров, ни семейных собраний, ни даже пресловутых «чашек чаю».

Словно всё чистое,
светлое, идейное вымерло. Чем-то трупным, тлетворным веет от нынешних
праздничных развлечений. В городе, где столько педагогов-универсантов, где
существует педагогическое общество, не нашлось людей, которые взяли бы в свои
руки организацию разумных развлечений, если не для народных низов, то хотя бы
для учащегося юношества. И это юношество волей не волей ищет развлечений на
улице, в грязной толпе искателей и искательниц приключений, в кинематографической
дребедени и в маскарадной грязи, где никакое надзирательское око не распознает
замаскированных гимназиста или гимназистку, тесно смешивающихся с толпой
уличной накипи, уличного разврата.

Когда видишь густые
толпы народа, осаждающие кассы кинематографов, когда наблюдаешь беснующуюся,
прыгающую угловато, по-медвежьи, танцующую маскарадную пестрядь, именуемую
маскарадной публикой, и мысленно переносишься в холодные окопы серых
героев-защитников родины, тогда невольно задаёшься вопросом: что это? Пир во
время чумы или отсутствие всякого присутствия – отсутствие патриотизма,
сознания величайшей важности переживаемого момента и даже простого уважения
того великого акта, почти вселенского таинства, которое совершает наша родина?

И другое. На весь этот
угар, на все эти пустые, бессодержательные развлечения публика (если это слово
приложимо к ней), тратит десятки, сотни и тысячи рублей. А подумала ли она о
том, что наши братья, проливающие за них кровь, мёрзнут в окопах, что они
нуждаются в тёплой фуфайке, что они заслужили получить от нас рождественский
подарок?

Ничего подобного! Грустно,
читатель!».

Год 1917 – начало
новой эпохи в городе и стране. После Социалистической революции пошла
неразбериха. Цитата из калужской газеты «Коммуна»: «Новый, буржуазный 1919 год
и пролетарский 2-й год. Новый год — год всемирной гражданской войны за
освобождение социалистического отечества мирового пролетариата от
«железной пяты» — мирового империализма. С Новым годом, товарищи!»

1920 год. Перед
праздником калужские чекисты сделали заявление через прессу: «В последнее время
наблюдается, что некоторые советские учреждения в своих же учреждениях с
разрешения заведующих отделами устраивают вечера, танцы, спектакли и т.п.
Всевозможные кабинеты превращены в кабаре. Губ чека считает такое явление
недопустимым. Тем самым нарушается финансовая политика, как города, так и
государственного сбора…».

В книге русской
мемуаристки Татьяны Александровны Аксаковой-Сиверс «Семейная хроника», которая
с 1920 года некоторое время жила в Калуге я нашел интересный кусочек воспоминаний
о Калуге:

«Вообще же газета
«Коммуна» не в меру усердствовала (это было характерным для прессы «на
местах»), и на ее страницах встречались иногда курьезные статьи. Так, в декабре
газета обратилась к заведующим детдомами по поводу устройства елок. (Елки в то
время считались вредным пережитком, но еще не вполне были искоренены.)
Передовая статья «Коммуны» рекомендовала изъять из елочных украшений все
рождественские эмблемы и заменить их маленькими виселицами с висящими на них
фигурками классовых врагов».

В двадцатых годах
любимый праздник «всея Руси» калужане по-прежнему празднуют в театре. Там на
встрече нового 1921 года произошел следующий «сюрприз». Во время празднования в
зал театра вбежал отряд чекистов и в толпе опешивших от неожиданности калужан
стали кого-то отыскивать. Наконец, на сцену затащили пойманного, того небрежно
одетого приставили к стенке, стали «готовить» к расстрелу. В зале паника и
ужас. Пойманный вдруг срывает лохмотья, оставшись в одежде моряка. Так власть
прощалась со старорежимным Новым годом, расстреляли, значит. Так она встречала
Новый пролетарский год.

Кстати, в двадцатых
годах — 25 декабря, то есть Рождество, как и 1 января были выходными. Советская
власть действовала без золотой середины, с одной стороны – рубить все старое
сплеча, с другой – не все сразу отнимать. После 1929 года праздник – Рождество
официально запретили. А в том же году в журнале «Огонек» появляется статья
«Долой елку!»:

«Обычай праздновать
рождество разукрашенной елкой, как и все почти христианские обычаи, перешел в
наследство от язычников, которые почитали ель «святым» деревом. От немцев,
вместе с христианством, перешел этот языческий обычай в «православную» Русь. И
до сих пор вместе с кружением вокруг дерева родители стараются привить детям
ростки религии. Религиозные родители под видом «веселой елки» навязывают детям
«боженьку» и другие небылицы, вроде «рождественского деда».
В конце 1928 года Наркомзем РСФСР издал циркуляр о запрещении предпраздничных
порубок молодых деревьев. А, между тем, площади больших и маленьких городов
усеяны целыми рощами елок. В чем же дело? Ларчик открывается просто. Наркомзем
управляет лесами республиканского значения. Но существует немало лесов, приписанных
к земельным обществам сел и деревень. Вот эти-то леса являются поставщиками
елок на религиозный рынок. Мы надеемся, что в следующем году переизбранные
сельсоветы не будут так легкомысленны, как в этом. И агитация союза безбожников
окончательно сломит бессмысленный обычай. Вместо того, чтобы ставить елку на
крест, поставим крест на елку!».

В конце 1935 года, с
легкой руки Сталина и благодаря статье в газете «Правда» Новый год снова стал официальным
праздником.
«В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на
Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на
сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг неё детей богатеев. Почему
у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого
прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны»? Цитата из
статьи в «Правде» от 28 декабря 1935 года.

В магазинах появились
сопутствующие товары: елочные игрушки, мишура. В Москве, в Кремле проводились
престижные детские елки, куда ребенку простого смертного было не попасть. В
тоже время и в нашем городе в продаже появлялись игрушки и гирлянды, за ними
выстраиваются очереди.

Газета «Коммуна» в
декабре 1936 года сообщает калужанам: «Калужский торг получил игрушки-украшения
для новогодних ёлок. Сегодня ожидается новая партия ёлочных украшений. Ввиду
большого и быстрого спроса, елочные украшения доставляются из Москвы на
автомобилях…».

Главную елку
устанавливали на площади Ленина, гуляния проходили рядом, в парке.

В 1936 году в
издательстве калужской газеты «Коммуна» вышла брошюра «Новогодняя елка»,
которая напечатана в помощь педагогам детских садов, школ в организации
новогоднего досуга советских детей. На первых страницах мы видим портрет
Сталина, вступительное слово Хрущева. Неотъемлемый рассказ о Ленине. В данном
издании: рассказ «Ленин на елке» Бонч-Бруевича, «Песня о Сталине», новогодние
песни, загадки, игры, как сделать маскарадные костюмы, маски, как танцевать
гопак, польку. Вожатый 3-й средней школы Штольдер раскрывает секреты
приготовления праздника в статье «Как мы готовимся к елке»:

«У нас в школе вечер
пройдет так: украшенная елка снизу будет освещена рефлекторами, освещение на
елке будет механически зажигаться и постепенно гаснуть. С потолка будут
опускаться снежные звездочки, против елки на возвышении будет стоять дед-мороз
в рост человека в красной шубе с маленькой елкой. Елку зажжет лучшее звено по
успеваемости и общественно-массовой работе. Ребята в костюмах зверей, сказочных
типов, литературных героев, национальностей ровно в 8 вечера соберутся в школу.
Бал откроется полонезом. Между танцами ребята будут показывать свою
самодеятельность. Ровно в 12 часов в зал войдет дед-мороз, поздравит ребят с
успешным завершением 1936 года и второй четверти и с наступлением нового 1937
года. После будет продолжаться веселье»!
Это же надо! После полуночи детвора в школе гуляла!    

В 1941 году елку на
площади Старый торг установили немцы, но отпраздновать не успели, Калугу
освободили перед самим праздником. Кстати, к празднованию Нового года
оккупантам шли составы с провизией и подарками, которой они, как вы понимаете
так же не смогли воспользоваться. 30 декабря немец был изгнан из нашего города.

«Красная Армия снова
в Калуге. Старый русский город вновь стал советским… Куда ни глянь — машины,
орудия, винтовки, автоматы, снаряды, патроны. Огромное, не менее чем на 200
крестов, немецкое кладбище. Недалеко ёлка, установленная оккупантами. Не
пришлось немцам встречать Новый год в Калуге!» (Из газеты «Красная звезда»,
январь 1942-го.).

Сами понимаете, что в таких условиях празднование Нового года не могло пройти традиционно. Тем более, что 1 января 1942 года перед церковью на Смоленке установили несколько орудий, которые били в сторону Анненок, бои все еще продолжались. Но праздник был, в честь освобождения, в первую очередь. 

1942 год. Январь. Елка на площади Ленина

Я открываю газету
«Коммуна» (впоследствии «Знамя») за 30 декабря 1943 года, на последней полосе
читаю:

«Школьники нашего
города будут праздновать новогоднюю елку в Центральном кинотеатре. Там
устанавливаются две хорошо убранных елки. Для каждой школы отведен определенный
день проведения праздника. Все школы готовятся к празднованию: отбираются
лучшие номера художественной самодеятельности. В заключении праздника для
каждой школы будут демонстрироваться кинокартины. Празднование новогодних елок
продлится с 1 по 7 января 1944 года».

Листаю декабрьские
номера за 1944 год и вижу анонс праздника на 1 января 1945 года. Веселье
состоялось в клубе имени Андреева (Народный дом, сейчас на этом месте
концертный зал):

«Новогодний
костюмированный бал. Бой конфетти, серпантин, летучая почта. Электрическая
елка. Веселые аттракционы: «полет в стратосферу», «комната сказок», «счастливая
шляпа» и другие. Призы за лучшие оригинальные злободневные костюмы, за лучшее
исполнение вальса, русской пляски. Концерт-экспромт. Начало в 19 часов. Цена
билета 15 рублей».

1 января 1945 года на
стадионе «Локомотив» состоялось открытие катка, в кинотеатре «Центральный»
установили две елки. Играл оркестр. Демонстрируется фильм «В шесть часов вечера
после войны». Так что Калуга несмотря на войну, уделяла время и на всенародно любимый
праздник.

Первый послевоенный
год Калуга встречала тихо, судя по публикации газеты «Знамя» от 3 января 1946
года:

«Близко к полночи.
Тихая морозная ночь окутала город. Тороплива походка пешеходов. С работы, из
кино, театра спешили трудящиеся к новогоднему столу, чтобы в кругу родных и
знакомых достойно встретить новый 1946 год. Но не все встречали новый год у
себя дома. Многие в эту новогоднюю ночь работали на предприятиях и в
учреждениях, несли свою новогоднюю вахту.

Калужский родильный
дом. Первым родившимся в эту новогоднюю ночь оказался мальчик, прекрасный
крепыш, здоровяк. Его мать, военный врач товарищ Чичкина, участник Великой
Отечественной войны. Она много работала в одном из госпиталей и недавно
приехала в Калугу на отдых к родным.

Ночь, но светятся
огнями окна домов. Трудящиеся города Калуги встречают новый, 1946 год. В эти
часы на боевом посту, на площади Ленина, стоял сержант милиции Абрамов. Не
прекращала работа на хлебозаводе. Бесперебойно работал железнодорожный
транспорт. Точно по графику ушел поезд из Калуги в Москву…».   

В 1947 году было
принято решение, что калужане 1 января 1948 года на работу не пойдут. Новый год
стал выходным! Первые послевоенные главные елки в новогодней Калуге были на
площади Ленина (Старый Торг), а детские утренники, «елки» проводились во Дворце
пионеров и клубе имени Андреева. Еще одна новая забава калужан – «фейерверки»,
в середине прошлого века палили из ракетниц, в начале нового запускали
«петарды», иной раз не без несчастных случаев обходилось. Там же на Старом
торге рядами выстраивались торговые палатки с игрушками, елками, хлопушками и
провизией.

Пятидесятые. В клубе НКПС
(Машзавода) на Ипподромной (Пухова) ежегодно устраивались новогодние утренники,
например, в 1971 году только за четыре дня их посетило более 4 тысяч юных
калужан. Их подготовкой занимался детский драматический кружок Ларисы
Митрофановой. Взрослые же спешили к десяти вечера на встречу Нового года. Вот
отрывок из программы встречи Нового, 1958 года:

«Начало в 10 часов 30 минут вечера. Хор клуба исполнит студенческую попутную Соловьева-Седова. Затем выступление хореографического коллектива с танцем «Кордачёк». Зоя Василенко исполнит песню «Помню, я молодушкой была», эстрадный оркестр исполнит вальс «Карусель», а дуэт «Сидоров и Соколов» – сатирические куплеты. Наконец, перед самыми курантами певица Токмачева исполнит песню из кинофильма «Карнавальная ночь» – «Пять минут». Работает буфет и курительная комната».

Встреча Нового 1953 года. ДК Машзавод (НКПС)
Пятидесятые. Новогодний утренник в клубе Машзавод (НКПС)

Вспомним, как это
было в пятидесятых с помощью публикаций газеты «Знамя».

«Радостно встретили
новый 1954 год трудящиеся Калуги и области. Вечером 31 декабря на площади
Ленина зажглись огни большой новогодней елки. На ее открытии присутствовало
несколько тысяч трудящихся и детей.

В 23 часа 53 минуты в
каждом доме, каждой квартире собравшиеся встречать новый год услышали по радио
новогоднюю речь Председателя Президиума Верховного Совета СССР товарища К. Е.
Ворошилова.

В тот же день в
клубах и театрах Калуги состоялись новогодние вечера. Несколько сот рабочих и
служащих машиностроительного завода МПС встречали новый год в своем клубе, где
стояла большая нарядная елка. После речи товарища Ворошилова в 12 часов начался
новогодний бал.

А 1 января в клубе
состоялись два детских утренника. Дети просмотрели концерт и получили подарки,
которые раздавал Дед Мороз. Новогодние празднества прошли в областном театре,
на катке, в парке культуры и отдыха, Дворце пионеров». 

30 декабря 1955 года
«Знамя» писало:

«Нарядно оформлен отдел елочных игрушек Калужского магазина Главунивермага (Кирова 33/75 сейчас, дом Ракова). Войдя в магазин, покупатель видит нарядные елки. Торговля идет оживленно. Продавцы отмечают, что в этом году поступило больше игрушек из стекла. За месяц торговли елочными игрушками и украшениями магазин продал их на 125 тысяч рублей (1 250 рублей после реформы 1961 года)».

1954 год. Фейерверк на площади Ленина. Газета «Знамя»
1955 год. 31 декабря открытие новогодней елки. Газета «Знамя»
1955 год. 30 декабря внутри Главунивермага. Газета «Знамя»

«В фойе кинотеатра
«Центральный» устроен настоящий елочный городок. Первое, что обращает внимание
каждого – это вращающаяся елка. Ее приводят в движение два самолета,
подвешенные на ветвях вместе с другими игрушками. Особый восторг у детворы
вызывает большой ватный Дед Мороз. От других ватных собратьев его отличает то,
что он раскланивается, приветствуя малышей. А немного сзади расположен макет
кремлевских курантов. Часы отбивают каждую четверть. Все эти «чудеса» сделаны
умелыми руками монтера кинотеатра Виктора Ивановича Астахова. Перед первым
киносеансом для детей устраивается представление с Дедом Морозом и Снегурочкой,
роли которых исполняют Георгий и Людмила Васильевы.

Старшеклассники
веселятся далеко за полночь:

«Яркими огнями залит
Калужский Дворец пионеров. Из всех школ города здесь собрались учащиеся десятых
классов на новогодний костюмированный бал.

Вокруг сверкающей
всеми цветами радуги елки кружатся в вальсе школьники в русских, украинских,
албанских, грузинских, китайских нарядах. Шум, смех, веселье.

— Объявляется русская
пляска на приз, — проносится по залу голос ведущего.

Заиграл баян, и
лихие, задорные юноши и стройные девушки пустились в пляс. Одна пара сменяет
другую. Все замысловатее, сложнее, красивее пляска. Но никто не мог переплясать
Толю Казака, ученика 57-й железнодорожной школы, и ему торжественно, под
аплодисменты и музыку вручается приз.

За сольное пение приз
был вручен ученице десятого класса второй школы Наде Ивановой.

Далеко за полночь длилось веселье».

1958 год. Новый год на площади Ленина
1961 год. Площадь Ленина

Впервые елка на новой
Театральной площади была установлена 31 декабря 1966 года. Правда пока не
постоянно, но гулянья там были, перед театром возвышалась огромная фигура
Деда-снеговика. Калужане бегут за подарками и елочными украшениями в новый
универмаг «Калуга». По-прежнему главная елка и встреча нового года проходит на
площади Ленина. После официальных речей и поздравлений от глав города и Деда
Мороза – фейерверк. В парке устраивали представления и около Троицкого собора
заливали каток.

Краевед Валерий Продувнов вспоминал, о том, что в первой половине шестидесятых один раз руководство города вместо елки на площади Ленина поставило разукрашенную ракету, как символ советского покорения космоса. Он же рассказывал, что в 1968 году срубили семь елок у могилы Циолковского в парке. Виновных нашли и осудили на четыре года лишения свободы. В пятидесятых срубили ели у памятника Сталину и Ленину в парке отдыха, виновных не нашли.

1963 год. Елка на площади Ленина
Шестидесятые. Дед Мороз на Театральной

С 1970-го и до наших
времен празднование проходит на Театральной площади. Там устанавливалась не
только елка, но и лепились снежные фигуры Деда Мороза и Снегурочки, для детворы
сооружались «горки». Как-то в семидесятых на площади соорудили большую ледяную
голову Деда Мороза, его борода служила настоящей горкой.

Из подарков
калужанам: 30 декабря 1976 года город к празднику получил новый крытый рынок на
Марата.

В семидесятых годах
стала востребованной услуга вызова Деда Мороза на дом, до этого редко
практикующаяся. На улице Мичурина, 34 находилось бюро добрых услуг, которое
доставляло новогодние подарки. Родители несли сюда подарки, а 31 декабря Дед
Мороз, которого зачастую играл актер театра, вручал их детям.

Вспоминает калужанка Людмила Королева: «Долгожданный Новый год отмечали очень тепло, всегда с елочкой, в компании друзей. Выпив и закусив в обильном (по тем временам) застолье, потом гуляли по улицам среди высоченных сугробов, катались с горок. Нам, детям, позволяли провести праздничную ночь вместе со взрослыми, и мы вовсю пользовались этой редкой возможностью, сваливаясь «без задних ног» лишь под утро и то только после маминых слов «а глазки уже совсем спят». Помню, все удивлялась, как это она догадывается. И в бесконечных переездах, житейских передрягах мне чудом удалось сохранить несколько игрушек с той самой калужской елочки: они да несколько вещиц из давно закончившейся жизни родительского дома и есть мои дорогие фамильные драгоценности».

Семидесятые
Семидесятые. Горка на Театральной площади
1973 год.
1976 год. 30 декабря. Крытый рынок в день открытия

В семидесятых в новой
калужской филармонии 31 декабря так же устанавливали елку в фойе и были
эстрадные представления. Например, в 1976 году Концертный зал приглашал на
встречу нового года:

«Большой Новогодний
Бал — концерт. В программе: эстрадное ревю «Ритм времени». Играет
инструментальный ансамбль «Мозаика». Встреча Нового года у елки,
танцы, игры, аттракционы. Работают буфеты. Начало в 22 часа».

Эта традиция осталась
и в восьмидесятых. Ее подхватили и многие Дворцы Культуры города. ДК Турбинного
завода (ДК КТЗ) в перестройку устраивало встречу нового года с баром и
дискотекой.

И уже с восьмидесятых
многие калужские рестораны и кафе принимали заявки на встречу нового года, чуть
позже вошло в моду слово «корпоратив».

В веке новом
новогодние елки устанавливают и на Старом торге, и на Театральной площади,
которая с семидесятых годов прошлого века остается главной елкой города.

Здесь, я думаю остановиться и завершить свое повествование. Спешу поздравить всех читателей с праздником и до встречи в новом году. С Новым годом!   

1977 год. Из личного архива Юлии Голубковой
1989 год. У драмтеатра. Автор В. Маликов
1999 год. Театральная площадь